igor_m_p (igor_m_p) wrote,
igor_m_p
igor_m_p

И снова про Берингию

В начале было слово и слово было у Александра Печеня и слово было «Берингия»

 

 

Честно говоря, до сих пор не могу понять, как мне все же удалось попасть в этом году на «Берингию». Первые попытки обзавестись плацдармом для мягкой посадки, а так же средствами доставки я начал предпринимать еще месяца за два-три до. Поначалу рассчитывал на коллективный вывоз нашей БАРДачной компании организаторами, но по мере приближения часа «Хэ» надежды на столь простой способ попадания в Эссо потихоньку таяли – возникли вечные административные проблемы. Окончательно осознав сей печальный факт я занялся поиском альтернативных вариантов. Однако и здесь все оказалось не совсем хорошо. По причине того, что гонка в этом году намечалась юбилейная, чуть ли не с осени было забронировано все мыслимое и немыслимое жилье. Уже после того, как удалось найти место на коврике у вулканологов, мне сообщили, что все обламывается по причине внезапно нагрянувшей делегации от института. Это радостное известие догнало меня уже в тот момент, когда я начал паковать рюкзаки. В тот момент я первый раз всерьез задумался: «А стоит ли ломать копья?» Однако эмоции легко одержали победу над разумом, и был вынесен вердикт: «Стоит!!!». Очередные знакомые, регулярно посещающие «Берингию» согласились выделить пару-тройку квадратных метров коридора или кухни и на этом вопрос размещения был закрыт. С транспортом все оказалось гораздо веселее – водитель средства доставки застудил ногу и в утро дня «Хэ» был не в состоянии доковылять от кровати до телефона. Обзвон двух десятков знакомых не привел ни к чему – кто-то уже уехал, кто-то заболел, кто-то хочет, но не может, кто-то наоборот. Уже смирившись с таким обломом я позвонил Печеню и – о чудо, свершилось! Потом был долгий ночной бег автобуса сквозь камчатскую ночь, перемежаемый нечастыми остановками и сопровождаемый напряженной борьбой с зеленым змием, песнями под гитару, ветром в лобовое стекло и редкими огоньками по сторонам дороги.

В семь часов с мелкими копейками утра наш спетый и спитый экипаж десантировался в центре Эссо и потирая отсиженные за ночь бока, шурша рюкзаками и баулами растекся по просыпающемуся поселку.

К восьми часам утра стало ясно, что поспать уже не удастся, поэтому остаток утра был с пользой потрачен на чай, кофе, бутерброды и восстановление сил моральных, раз уж не удалось восстановить физические.

Потом была гонка-пролог. Немного потолкавшись в толпе таких же счастливчиков как я (счастливчиков – потому что бог ли, черт ли, или просто судьба забросили их в этот затерянный среди отрогов Срединного хребта Камчатки уголок), начал сильно жалеть, что нет возможности отстегнуть и спрятать правую руку. Кажется я встретил здесь почти всех своих знакомых, интенсивность и частота рукопожатий начала внушать опасение за целостность костей руки.



Светило солнце, лениво перебрехивались собаки в упряжках, щелкали фотоаппараты, в синем небе гордо реял небольшой аэростат с почему-то прицепленным к нему флагом ВВС. Какое отношение военная авиация имеет к гонкам на собачьих упряжках для меня так и осталось загадкой.

Побродив с полчаса мы заняли стратегически удобную для наблюдения и фотосъемок позицию, равноудаленную от прилавка с шурпой, термосов с чаем и мангалов с шашлыком.


Ожидание слегка затянулось, но вот по толпе прошло легкое шевеление, раздались первые приветственные крики и под лай упряжки, скрип и шорох полозьев в вихре снежной пыли первый участник ушел на дистанцию. Пока что короткую – круг всего десять километров. Потом участники пошли один за другим, фотоаппараты торопливо забивали гигабайты памяти картинками, народ радостно кричал что-то бодренько-веселое. В момент, когда мимо проходила упряжка губернатора я, довольно сильно наклонившись вперед в поисках ракурса для съемки, чуть не выпал на трассу, услышав из-за спины; «А что ж он мигалки на нарты не поставил?»

Старты закончились и потолкавшись еще немного в толпе народа, посмотрев на выступающие национальные коллективы, пощелкав клювиками и фотоаппаратами и хлебнув горячего чаю мы отправились по местам дислокации.

Помня о том, что вечером еще предстоит участвовать в концерте, я потратил пару часов жизни на сон, упаковал гитару и направился в дом культуры.

Надо заметить, что увидев в программе открытия гонки пункт «концерт авторской песни – 19:00 – 21:00» я был немало удивлен и даже несколько возмущен. Удивление и возмущение было вызвано тем, что краевая администрация, взявшаяся за организацию открытия юбилейной гонки, сделала кажется все для того, чтобы этот концерт НЕ состоялся. Многие музыканты добирались до Эссо самостоятельно, сами же искали где и как разместиться. Краевая администрация в последний момент отозвала выделенные под музыкантов пять мест и если бы не содействие Александра Печеня, то скорее всего ни о каком концерте не могло бы быть и речи. Тем более о двухчасовом. Да собственно двух часов и не вышло – час сорок по факту.


 

Концерт состоялся. Как всегда – не без огрехов, не без мелких косяков, не без легкой лажи. Саша Маслов настороженно держался подальше от микрофона – боялся что ли? – и Михалыч из-за кулис кричал ему: «ближе, ближе к микрофону, так разэтак!!!» У меня неожиданно охрипло горло, но кажется сей факт прошел незамеченным. Флибустьер долго, правда беззлобно ругался, что большие авторитеты наступают на горло песне и приходится петь не то что собирался и на что настраивался. Во время исполнения «Уток» Маришка, которая должна была вывести всю нашу кодлу на подтанцовку коварно срулила с темы. Но в целом концерт получился неплох, в зал было не протолкнуться, особенно к концу выступления.

После концерта Саша Коротченко, Дима Кравченко и Михалыч ушли шабашить шабашку в кафе, а я, Флибустьер, Оля, Саша Петров отправились в дом к музыкантам. Где-то на половине пути за спиной что-то бабахнуло, мы обернулись и в свете распускающегося в небе красно-фиолетового огненного цветка увидели летящую прямо на нас галопом четверку лошадей. Лошадки шли красиво, но что неприятно, точно на нас. Народ заметался, кто-то попытался уйти на обочину, кому-то кажется даже удалось, я же немного побуксовав на гололеде понял, что метаться уже поздняк и поступил по принципу: «не трамвай, объедет». Метров за семь-восемь до нас лошадки плавно и слаженно сдали вправо и обдав нас волной морозного воздуха исчезли в ночи. А в небе продолжали расцветать огненные цветы, подыматься кометы и болиды, плескаться серебристые и золотые фонтаны. Оля быстро сориентировавшись извлекла фотоаппарат и начала писать видео, а я стоял, смотрел и в голове почему-то крутилась строчка из песни про Афган: «в небе вместо звезд догорают сполохи ракеты, где-то посреди прохлады лета дом…». К чему? Не знаю. Просто вертелась и все.

А потом мы дошли, достали из пакетов булькающе-звенящее, расчехлили гитары, почти сразу к нам присоединился Волдер. И естественно мы все распустили хвосты перед единственной дамой, ну не умеем мы по другому. И были песни, и еще песни, и еще песни, и порой благосклонные, порой загадочные взгляды дамы, под шумок экспроприировавшей у Флибустьера его пиратский наряд.


 

И был вечер, и было утро, и был автобус, и чувство легкой грусти из-за того, что все потихоньку заканчивается.

И снова была дорога, летящая под колесо, и пронзающие синеву неба силуэты лиственниц.


 

И было стойбище Мэнэдек, и опять были собачки с неестественными, голубыми как небо над Эссо глазами, и Маргошка опять обнималась с собачками, и опять грохотали бубны, гудели варганы, вкусно пахла шурпа, вливаясь в измученные нарзаном организмы.


 

И снова летели нарты, искрилась снежная пыль, раздавались гортанные окрики каюров.

И потом опять дорога, опять песни порядком подсаженными голосами, а потом песни напрочь сорванными голосами, и опять дорога, на целый год уводящая нас все дальше от Эссо.

И где-то за спиной совсем в другую сторону уходила в свой долгий, нелегкий путь на много сотен километров вереница собачьих упряжек.

И хочется верить, что несмотря на любые катаклизмы и административные инициативы и через год, и через десять лет, и через сто так же по снежным долинам и перевалам будут идти упряжки с эмблемой «Беринги», и что эту эмблему увидят и льды Арктики, и снега Антарктики, а может, когда-нибудь, чем рогато-хвостатый не шутит – и промороженные красные марсианские равнины…

 

Tags: камчатка, концерты, песни, путешествия
Subscribe

  • Ушедшие в небо... (посвящается Рюстему Завгарову и всему его экипажу)

    Борта уходят; крылья обнимают небо крепко, Лишь гул турбин души коснётся лёгкою тоской. Опять уходят люди с чуть усталою улыбкой – Чтоб до небес…

  • Аленький цветочек

    Говорила дочь отцу, прощаясь, Провожая в дальнюю дорогу, - Ты в краю чужом не забывай нас, Да вернись живым - и слава Богу! Не вези ни серебра,…

  • Ориониды

    Текст этой песни я уже публиковал в 2011 году, где-то через месяц после того, как они была написана. Теперь у меня наконец-то появилась…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments